четверг, 17 октября 2013 г.

Шахматный всеобуч: за и против

Alexey Rata - автор материала, который мы перепечатываем из интернет-издания ХайВей, анализирует различные аспекты шахматного всеобуча. Оригинал (с комментариями читателей ХайВей) доступен по этой ссылке: http://h.ua/story/388136

Два типа шахматного образования

В связи с легендой о некоем мифическом продвижении не менее мифического законопроекта о введении шахматного всеобуча на образовательном пространстве Украины имею пояснить следующее:
 Первое: мне неизвестен такой проект
 Второе: мне неизвестны авторы такого законопроекта
 Третье: я понятия не имею о том, где такую информацию можно уточнить или конкретизировать
 Четвертое: мне неизвестна роль Шахматных Федераций в такой постановке вопроса

 Но:
 Первое: в России подобные «телодвижения» наблюдались
 Второе: реальные люди реальный шахматный всеобуч на локальных реальных площадках вводили
 Третье: статьи и другие публикации на данную тему появлялись
 Четвёртое: Программы для шахматного всеобуча писались

 Поэтому, как человек, реально посвятивший значительную часть своей жизни именно этому вопросу, считаю своим долгом поделиться с общественностью своими выработанными взглядами на существо этого дела, исходя из такой гипотезы: возможно украинцы какие-то реальные шаги в этом направлении пытаются делать.

 Постановка проблемы

 Первая, совершенно очевидная идея состоит в том, что шахматы – это великая игра, признанная человечеством, распространённая по всему земному шару, имеющая века общечеловеческих практик, глубочайше разработанные теории и всесторонне проанализированные педагогические практики. То есть приобщение подрастающего поколения к неким основам этой игры представляется вполне разумным и возможно даже желательным направлением улучшения общего образования в стране.
 В дополнение к этой идее выдвигается еще ряд весьма благозвучных тезисов, в частности такие, как:
 1.Большинство умнейших людей в современной истории с удовольствием играли в шахматы
 2.Шахматы – прекрасная гимнастика ума
 3.Всеобщее обучение шахматам позволит успешно находить юные дарования
 Далее конкретно для Украины (а ранее заявлялось для России!) заявляется, что из трёх мировых видов спорта – футбол, шахматы, бокс именно на шахматном поприще достигнуты весьма и весьма солидные результаты и роль лидера требует качественного продвижения во всех уровнях организации шахматного движения в стране.
 Можно ли спорить с этими утверждениями и формулировками?
 Что можно здесь возражать по существу заявленного?
 Оказывается не только можно, но и настоятельно необходимо.
 Но суть возражений и коррекция постановки проблемы требует проникновения на другой уровень глубины исследования вопроса.
 Начнем с того, что многолетние наблюдения за жизнью шахматных профессионалов выявили качественно новый уровень вопросов. Вот например такой вопрос: Насколько счастливы в личной жизни успешные шахматисты и шахматистки? Влечет ли успех на шахматном поприще автоматически и успех в области личных взаимоотношений?
 Мои личные наблюдения, пополненные сведениями о личной жизни шахматистов, доступные в средствах массовой информации к величайшему моему сожалению достаточно противоречивы и не рисуют столь радостной картины, которую желательно было бы наблюдать. Профессиональных шахматистов счастливых в браке из числа мне лично известных я могу пересчитать на пальцах одной своей руки. Точнее мне достаточно хорошо известно о трех парах. А между тем мне знакомы несколько тысяч шахматистов и шахматисток. Сознательно уменьшу общее число до трех тысяч человек. Шесть счастливых на три тысячи, это одна пятисотая часть! Один из пятисот. И, зная о шахматных практиках не понаслышке, как профессиональный преподаватель, тренер, судья и организатор я могу указать некоторые, по крайней мере, объективные факторы, способствующие появлению и усилению проблем в семейной жизни шахматных профессионалов.
 В первую очередь это разъезды по турнирам, по сути разрывающие внутрисемейные связи чисто физически во времени и в пространстве. Если вторая половина не шахматный профессионал и не может посвятить себя следованию за шахматизированной частью семейства, то выезды на трех-пяти-семидневные турниры в других точках земного шара создают достаточно грустный набор ожиданий, тревог, печалей и расходов, что отнюдь не способствует укреплению брака. Далее – шахматные практики ведут к необходимости весьма интенсивной работы со специфическими материалами и с тренерами. Далее – заниматься шахматами дома в обстановке серьезных внутрисемейных домашних задач  - далеко не всегда комфортно. Поэтому для профессиональных шахматистов проблема «надежного тыла» всегда весьма и весьма актуальна. И это один из «вечных вопросов» их бытия. Если же речь идет о профессиональной шахматистке и её шахматной карьере, то число «повреждающих» факторов возрастает в разы.
 Не мною было замечено, что шахматистки играют успешнее в периоды сильной влюбленности и хуже, когда одиноки. Огромное влияние на судьбу шахматисток оказывает рождение и воспитание детей. Отрыв от ребенка на турниры не способствует его правильному воспитанию и в то же время мать пребывает в весьма дискомфортной ситуации. Вот почему ставить знак равенства между понятием «успех в шахматах» и «успех в семейной жизни» я бы не торопился. Не исключено иное – обратная пропорция.
 Таким образом первое общее возражение на задачу всеобщего обучения шахматам сводится к тому, что здесь присутствует скрытая неполнота формулировки. Да, шахматы – гимнастика ума! Да, шахматы – один из «коронных» видов спорта Украины. Но это еще и такое распределение личного времени, которое далеко не всегда благоприятно отражается на личной жизни шахматиста.
 Но если вы решите, что это – единственное возражение – то весьма сильно ошибётесь.
 Из практик мне хорошо известен эффект психологической ломки юного шахматиста впервые проигрывающего партию. Очень многие мальчики и девочки после этого бросают шахматы навсегда. И это еще позитивный итог общения с игрой. Поскольку шахматы – это и состязание амбиций, то намного опаснее другой ход развития событий. Мальчик или девочка поначалу успешно продвигаются в турнирах и достигают успехов. А потом, уже укрепившись в своём мнении о себе крупно проигрывают на уже довольно высоком уровне. И вот здесь происходит общий тотальный надлом личности. Давид Ионович Бронштейн где-то заметил, что «десять процентов играющих в шахматы профессионалов сходят с ума». Таков профессиональный риск, превращающий шахматы в один из самых опасных – предельно опасных для жизни и здоровья! – видов спорта. Я цитировал по памяти, но постарался передать именно смысл заявленного. Под этим текстом, как вы видите, я смело подписываюсь сам. Лично наблюдал весьма тяжелые случаи депрессий и неадекватности у ряда поначалу вроде бы успешных шахматистов.
 Таким образом второе общее возражение можно сформулировать так: говоря о роли шахмат в общем развитии человека нельзя забывать и о травмирующей опасности для людей с неустойчивой психикой. Интересно в этом смысле высказался однажды Владимир Маланюк. В те годы я был директором областного шахматно-шашечного клуба в Архангельске и Володя приехал в родной город с каких-то соревнований. Мы шли дворами к зданию родного АШШК, и тут он сказал мне: «Там (на высоком уровне – А.Р.) ходы и варианты уже не имеют значения, значение имеет исключительно устойчивость нервной системы!» В дальнейшем он перебрался через флоты в Севастополь и стал одним из заметных украинских шахматистов. Так что стоило бы обратить внимание на это его замечательно сформулированное мнение. Научить ребенка двигать фигуры можно быстро. Но как надежно уберечь его от психологического травмирования? Где здесь лежит дорожка к успеху?
 Вот мы нашли уже два непростых возражения на систему заявленных тезисов:
 1.Риск неудачи в личной жизни
 2.Риск получения психической травмы на той или иной стадии движения в шахматном мире
 Это всё?
 Отнюдь!
 Третьим и решающим возражением является постановка вопроса о целях обучения шахматам и вытекающих из ответов двух типов шахматного образования в целом.
 Если цель шахматного образования – достижение высоких спортивных показателей – то вся организация шахматного движения сводится к селекции и отбору самых успешных шахматистов, с последующим профессиональным сопровождением их шахматной карьеры. Назовём такой тип образования спортивно-селективным. Не будем выдавать ему никаких оценок. Просто примем во внимание, что такой тип образования в основном и был реализован советской шахматной школой и одной из её мощнейших стартовых площадок – украинской шахматной школой.
 Если же цель шахматного образования – некое «общее развитие», то во-первых сама цель нуждается в весьма серьёзной конкретизации, а, во-вторых, эта постановка целеполагания запрещает селекцию, как таковую и направляет усилия педагогов совершенно в иное русло. И здесь я обязан отрефлексировать одно общее замечание выдающегося педагога Петра Фёдоровича Каптерева, пояснившего нам с какой целью преподавались латынь и древнегреческий язык в дореволюционных гимназиях. Вновь это не цитата, а пересказ по памяти. Латынь и древнегреческий язык – мертвые языки! – преподавались с целью постановки дисциплины мышления у учащихся. Мертвый язык – застывший язык, язык неизменный, и потому весьма удобный для постановки именно высоко дисциплинированного мышления.
 Мои практики и мои исследования самых разнообразных педагогических практик других мастеров, школ и направлений привели меня к выводу, что значительно быстрее и эффективнее для разрешения указанной задачи могут быть использованы именно шахматы.
 Не углубляясь пока в детали можно наконец сформулировать проблему:
 С какой целью может быть введен шахматный всеобуч? Либо с целью достижения высоких спортивных успехов, либо с целью формирования дисциплинированно мыслящего субъекта. А, следовательно, какой тип образования должен быть обеспечен законодательно в рамках разрешения указанной коллизии: дисциплинирующе-тренинговый или селективно-спортивный?

 Продолжение возможно, если материал вызовет интерес.
Автор: Alexey Rata

Комментариев нет:

Отправить комментарий